Random header image... Refresh for more!

Менталитет будущего

Зелёный лист!  январь 2009

В этой статье, написанной совместно с Петером Мейляндером, 95-летний  философ Арне Нейсс обрисовывает основные принципы глубинной экологии

ArneМы живем на непостижимо красивой маленькой планете. Но наше существова­ние  находится под угрозой. Если мы собираемся выжить,  надо научиться думать по-другому. Наши мыс­ли о будущем должны быть  связаны с природой. Они должны касаться всех людей. Всех существ. Потому как все живое имеет свою ценность.

Глубинная экология – это образ мышления будущего. Она поможет найти альтерна­тиву тому, что  сегодня кажется опасным и легкомысленным . Глу­бинная экология – это форма моральной серьёзности, основанная  на анализе и на­уке. В своей основе она направлена на  исследование понятия качества жизни и на обретение   радости. В этой связи глубинная экология подразуме­вает также фантазию и игру. В сущности,  глубинная эколо­гия – это позиция. Обязываю­щая позиция.

Мышление – это жизнь.  В наше время жизнь находится под угрозой, а значит, под угрозой и наше мышление. Поэтому мышление долж­но быть изменено.  Речь идёт о тесной связи жизни на Земле и мышления. Без мышления нельзя спасти жизнь. Без жизни нельзя спа­сти мышление. Поэто­му мы считаем, что мышление должно концентрироваться на жизни и природе. Не впадая в природоведческий идеализм,  мы должны  придерживаться научного реализма. .

В своей основе мышление будущего будет связано с поис­ком ответов на во­прос: Как сделать так, чтобы у  боль­шинства живых существ было наилучшее существование в обозри­мом будущем?

Это  наш исторический вызов.

Глубинная экология предлагает метод для понимания и исследо­вания жизни. Слово «глубинный» является прежде всего  метафорой,  указывающей о том, что наше понимание проду­мано, что мы настроены на  мышление в «более глубоком русле». То есть, на вопросы глубинного критического характера  и поиск наилучших ответов.

 Под «экологи­ей» мы прежде всего понимаем науку,  согласно которой  живые существа, включая лю­дей, зависят друг от друга; более того,  для действий и свобо­ды человека существуют естественные гра­ницы. Во многих областях люди безвозвратно вытеснили или уничтожили многие биологические виды. Поэтому переход к глубинному экологическому мышлению не терпит отлага­тельств. Все чаще мы стоим на краю перед выбором.  От него зависит наша жизнь.

Мы верим в возможность обращения вспять природы нашей цивилизации. Мы верим, что переворот в сознании с по­следующим ограничением че­ловеческой деятельности не обязательно означает ухудшение качества жизни. Совсем наоборот.

Главная мысль заключается в том, что  наше мышление развивается, а  знания растут. Это позволяет нам ставить новые вопросы и получать на них новые ответы, ведущие к практическим решениям,  а значит к новым и лучшим альтернативам.

Побудительным мотивом  такого «глубинного» мышления является вера в то, что люди не находятся в конце своего эволюционного пути. И вряд ли  мы когда-нибудь придём к нему. В глубинной экологии подчеркивается: быть человеком  –  значит  иметь возможность стремиться к чему-то лучшему. Важно и то, что это «лучшее» касается не только меня лично или вас,  но и всех людей в обо­зримом будущем.

Особенность человека по отношению к другим существам в том, что размышляя, он может прийти к альтернативным ре­шениям. Поэтому на человеке лежит большая ответственность,  чем на других живых созданиях.

Вот  почему по­нятие «ближний» такое важное для глубинной экологии. Ни одна из проблем не может обойтись без этого понятия.  Для глубин­ной экологии «ближние» – это «все люди». Национальные границы, цвет кожи, религия и этническая принадлежность имеют второ­степенное значение.

Но  глубинная экология идёт дальше этого определения.  Она хо­чет лучшей жизни  для всех живых су­ществ.  Нечеловеческие существа имеют свою внутреннюю ценность. Они также имеют право на радость жизни.  Мы не имеем в виду, что люди и животные имеют одинаковую ценность. Мы хотим лишь сказать, что люди не могут брать на себя право рассматри­вать других живых существ как средства [для удовлетворения человеческих нужд].». Человек находит­ся в природе. И должен вести себя сообразно этой природе. Глубинный эколог не  говорит: «Ты не дол­жен убивать». Глубинный эколог спрашивает: «А есть ли необ­ходимость убивать?» Или: «Есть ли необходимость убивать так много?» Из этого следует, что у нас  есть право ограничивать чрезмерное распространение других существ, но  нет права наносить им чрезмерные страдания или истреблять их.

Качество жизни –  осно­вополагающее понятие глу­бинной экологии.  Что такое качество жизни? Какого рода переживания дают жизни наи­высшее качество? Как соот­носится качество нашей жизни с качеством жизни других существ?  Эти и подобные им вопросы постоянно находятся в фокусе глубинной экологии.

Качество жизни  нельзя определить раз и навсегда . Это не  заранее утвержденная норма, при помощи которой измеряют  развитие. Понятие «качество жизни» тре­бует, чтобы наше мышление и  эволюция ориенти­ровались  на качественное улучшение жизни на Земле.

Мы полагаем, что качество жизни и радость жизни  взаимосвязаны. Лучшее качество жизни  может привести к большей радости жизни и благополу­чию. И наоборот.

Увеличение радости и благо­получия – главные цели глу­бинной экологии.

Мы считаем, что важно ува­жать внутренний голос, кото­рый говорит: « Я хочу…» или «Я не хочу…».  Поэтому глубинная экология говорит о значении «искры [святого недовольства]». Без такой искры человеческая жизнь становится бедной и мёртвой. Устойчивая культура предполагает наличие благополучия и искры [недовольства].

Мы не верим в существование вечной и непоколебимой истины. Иными словами, глубинная экология – не догма­тическое, не религиозное  и не  метафизическое  понятие.

Поэтому нашу точку зрения нельзя обосновать священным писанием или обращением к «Богу». Она динамически обращена к миру, и всегда основывается на опыте.  

Истина – то, чего мы постоянно ищем. Истина – это поиск правды; непрерывный процесс, во время которого мы руководствуемся  ценностями и этикой. Истина, которую мы ищем, – это экологическое понятие, находящееся  в сложной связи с природой;  которая в свою очередь находится в по­стоянном развитии.

Наш поиск истины сопрово­ждается  расширением зна­ний и формируется всем ходом эволюции, поэтому истина сегодня всегда будет чем-то иным, чем истина вчера или завтра.

В данный момент  ка­чество жизни находится под угрозой. Прежде всего, ему  противодействует нена­сытная жажда обладания мате­риальными вещами и дорогими удовольствиями. Мы называем жажду «не­насытной», потому что  она в большой степени является продуктом ин­дустриального развития , и потому что  она уводит от простых, жизненно важных и наиболее щадящих окружаю­щую среду желаний и потреб­ностей.

Многое из того, чем мы себя окружаем, лишь иллюзия бла­гополучия. Рост техники , который якобы должен улучшить и облегчить нашу жизнь, все чаще наносит вред природе и людям. Ра­стёт количество депрессивных состояний, людей-инвалидов, больных людей. Отравление животных, людей и природы растёт вместе с про­изводством и количеством му­сора.  Растет вред от войн по мере совершенствования  оружия .

Всё сложнее увидеть связь между причинами и следствиями. За каждым несча­стьем стоит ворох  причин. И неудовлетворенность порождает  новые иллюзии о благополучии, которые только прод­левают несчастья.

Боль и экзистенциональные устремления становятся предпосылками  для новых иллюзий улучшения жизни в результате роста материальной культуры. Часто по этой при­чине именно могущественные экономиче­ские интересы  поддерживают  у нас ощущение неудовлетворенности.

Поэтому борьба за ментали­тет будущего – это  борь­ба за власть. Мы находимся в центре идеологической борьбы ценностей, которая охватывает все стороны жизни челове­ка.  Следует признать, что  существуют  могущественные  иде­ологи,  зарабатывающие на  приобщении нас к господствующей идеологии по­требления.  Эта идеология влечет за собой не только  не только экономическую и физическую бедность, но мо­жет быть даже в большей степени экзистенциональную бедность.

Общая скудость ума и жажда выгоды  жестко связаны с  ухудшением качества жизни людей. В самом худшем случае нас ожидает  полный кол­лапс и  истребление жизни на Земле.

Всё чаще  люди  теряют представление о том, что значит быть человеком. Вещи, стресс и  идеологии отда­ляют нас от понимания самих себя и нашей общей человеч­ности. Мы теряем веру в себя и отгораживаемся от ближнего  какой-то  искусственной формой жизни, где человече­ское начало проигрывает. Мы теряем  способность воспринимать человечность других людей.

Поэтому «смысл жизни» – важнейшее понятие.  Оно мо­жет быть как привлекательным, так и просветляющим.

Привле­кательным, потому что может заставить нас некритично пове­рить в то, что он где-то вне нас  и  что его  можно купить или получить.   Что смысл жизни не связан с нашей личностью.

Просветляющим, потому что заставляет задуматься  над тем,  что действитель­но такое «наша жизнь» и «наша человеч­ность».

Мы считаем также, что по­лезно поговорить о  человеческом досто­инстве. Об обществе, достойном человека,  о  достойной жизни и т.д.  Война, напри­мер, не достойна человека.

Война – это  вре­менное состояние, иллюзия того, что можно считаем достойным. Но война оказывается средством, кото­рое редко приводит к цели. Слишком большие ресурсы используются на развитие на­ших способностей к уничтоже­нию. В результате наши способности к миротворчеству падают. Ставки в войне носят кратковременный характер и быстро дают видимые результа­ты; работа же по установлению мира требует длительного времени и  даёт поздние результаты. Глубинная экология настроена на длительную перспективу.

В эту перспективу входит развитие способности помогать ближним улучшать качество жиз­ни, которое  – в итоге – определит лучшее будущее всего человечества. Многие чувствуют  это, но всё же делают очень мало для  развития этой способ­ности. Для общества война становится чем-то выгодным, поскольку производство оружия увеличивает торговлю и ВВП. Сотрудничество, на­против, выливается совсем в другие продукты и ценности –  в человечность, кото­рую надо мерить совсем другими критериями.

При свободной капиталисти­ческой конкурентной экономике и глобальном росте населения  конфликтный потенциал в мире будет расти. Поэтому бу­дущее необходимо строго регу­лировать.

Нам необходимо позаботить­ся о мире. Заботиться о мире означает бороться за чи­стый воздух и чистую воду,  за прекращение распространения СПИДа. За­ботиться о мире означает  делать  все необходимое, чтобы остановить глобальное по­тепление.

Даже наиболее благопо­лучные из нас понимают, что необходимы радикаль­ные перемены в образе жизни человека. И что эти перемены  рано или поздно должны коснуться всех.  Это укрепляет надежду.

 Мы считаем необходимым дальнейшее развитие экологического международного за­конодательства.

Законы должны иметь такой же международный характер, как  и  загрязне­ние, денежный потоки, корруп­ция,  болезни и перемещение товаров. Они должны соблюдаться беспрекословно  и  иметь одну и ту же силу дей­ствия во всех странах и среди всех националь­ных групп.

Американец  не мо­жет использовать нефти в сто раз больше, чем азиат. Глубинная экология против этого.   Все люди должны подчиняться одним и тем же ограничениям и иметь одни и те же возможности.

Не имеет значение, где вы родились и в какой стране проживаете.  Главное: соблюдаете ли вы  пра­вила, обращаетесь  ли друг с другом по братски, чувствуете ли  реальную ответствен­ность за жизнь на Земле.

В такой перспективе, например, этни­ческий норвежец играет второ­степенную роль.

Мы полагаем, что  хозяйственную жизнь, экономику, легко можно подчинить таким правилам. Разделив по­нятие «хозяйственная жизнь» на две части, мы получим  «хозяйство, питание» (норв.) и «жизнь». Нет  лучшей основы для буду­щего. Будущее должно нас  питать, наполнять в самым широком смысле этого слова, оно должно поддерживать жизнь в самом широ­ком её понимании.

Из-за исключительного бо­гатства Норвегии на нас лежит особая  экологическая ответ­ственность.  Мы уже «высунули голову над водой» и хотим использовать наш разум способом, которого еще не видела история. Желание изме­ниться растет день ото дня. Изменение курса истории уже началось.  Почему бы нам не использовать наше благополучие  для развития нашего сознания? 

Глубинная экология  указывает на то, что  изменение мышления – это непрерывный процесс. Мы знаем, что  долж­ны идти в этом направлении. До сих пор мы откладывали изменение курса, потому что  боялись. Но сейчас мы понимаем, что у нас нет  другого выбора. Если мы сами не возьмём на себя управление будущим, изменения будут нам навяза­ны либо в виде принудительного политического режима, либо катастрофы. И того и другого мы должны избежать во чтобы то ни стало.  

Мы верим в наши способ­ности сохранить будущее. Мы также полагаем, что большин­ство понимает, какие нас ожидают кардинальные изменения.

Мы способны измениться. Это реально. Но это значит, что должен измениться язык и понятия, которые он отражает. Все исторические эпохи пережили периоды, когда слова и их значение изменялись. Сейчас мы должны найти новые слова и понятия для будущего.

Здесь большая ответственность ле­жит на средствах массовой информации и политиках. Все, кто используют язык,  долж­ны помочь прояснить новые ценности и нормы. Мы должны повзрослеть и стать  умнее  –  по крайней мере,  почувствовать, что  каж­дый из нас, каждый день, созда­ёт будущее.

Это и будет менталитет будущего.

Арне Нейсс (Нэсс),  Петер Мейляндер

Статья впервые опубликована в Карельской экологической газете “Зелёный лист!” (1″2009) по материалам норвежской газеты «Dagbladet» от 22 января 2007.

Перевод с норвежского: Злата Кононова, преподаватель норвежского языка Кафедры скандинав­ских языков филологического факультета ПетрГУ

Новая  редакция: В.Постников, 1 ноября 2010 г..

Распечатать запись Распечатать запись   Отправить по E-mail Отправить по E-mail

Bookmark and Share Share This Post